Город остался без правозащитников. Почему это хорошая новость

Полезные статьи

Город остался без правозащитников. Почему это хорошая новость

Дмитрий КосыревВсе материалы

Нет никакой связи между новостями о роспуске Гражданского фронта за права человека в Гонконге и публикацией в Пекине документа Госсовета (правительства) о положении дел с правами человека в Китае в целом. Это чистое совпадение во времени.

Но очень хорошее совпадение, потому что оно четко показывает две разные философии в подходах к тем самым правам человека. Поначалу кажется, что представленные в обоих случаях философии китайские; правда, потом быстро становится ясно, что гонконгский случай — это когда чисто иностранные идеи пытаются внедрить в общество, где им не очень уютно.

Итак, Гонконг — и опубликованный там в ведущей газете, по сути, некролог об организации, которая многими считалась первым и главным правозащитником на этой особой (по нравам и традициям) территории страны.

Первое, что видишь из этой публикации: фронт всю свою 19-летнюю историю, по существу, занимался только одним делом. Организовывал ежегодную массовую демонстрацию 1 июля (дата возвращения бывшей британской колонии в состав Китая в 1997 году). Действовал как зонтичная структура для каких угодно структур гражданского общества Гонконга, служил для них штабом по выводу как можно большего числа жителей на площади и улицы. Тем и был известен.

Нет никаких сомнений, что самороспуск фронта — результат систематической зачистки Пекином совместно с гонконгской элитой и административной верхушкой всей политической инфраструктуры, которая чуть не уничтожила эту территорию в экономическом и социальном смыслах к 2019 году. Демонстрации протеста в том году там насчитывали сотни тысяч человек и проходили почти непрерывно; в результате экономическая жизнь бывшей колонии, до того процветавшей и вызывавшей зависть по всему Китаю, фактически обвалилась.

Кроме того, чуть ли не все гонконгское студенчество и старшеклассники привыкли к тому, что демонстрации (с поджогами, травлей несогласных и полиции) — это их стиль жизни. Кстати, самораспустился и Союз учителей Гонконга — так называлась еще одна неправительственная организация, не обязательно объединявшая всех или даже одну десятую людей этой профессии. В общем, погром как погром.

И причины такового становятся яснее ясного при изучении истории как минимум Гражданского фронта. Он создавался как временный штаб одноразовой акции — выразить протест намерениям местных властей принять опять же местный закон о безопасности. Дело было в 2002 году. Закон не прошел. С тех пор и до бунтов 2019 года на территории Гонконга можно было законно делать что угодно — например, работать на иностранные организации, ставящие целью изменить во всем Китае конституционный строй, и при этом не бояться выдачи федеральным властям.

Первый опыт правозащитникам понравился. С тех пор демонстрации организовывались Гражданским фронтом ежегодно и превратились в нечто вроде карнавала для Венеции: как же без него? Протестовали против чего угодно, поводы, естественно, всегда находились, как и в любом обществе. И так до попытки «революции зонтиков» — провалившихся массовых бунтов 2014 года, и потом упомянутых погромов 2019 года. Заметим, что сначала «карнавалы» фронта разрешались властями, а затем он начал и без разрешений обходиться.

И тут возникает вопрос: борьба за права человека — это вообще что? Это обязательная, ежегодная — а потом и ежедневная — конфронтация с какой угодно властью по какому угодно поводу или все-таки нечто совсем иное? Что это за штука такая, эти права человека, что за них нужно бороться исключительно улично-полувоенным путем?

И тут у нас возникает уже упомянутая бумага Госсовета КНР «Умеренное процветание во всех отношениях: достигнут еще один этап в развитии прав человека в Китае». Это очередная «белая книга», нашпигованная полным набором цифр и фактов насчет того, как обстоят в стране в целом дела с правами человека и что это вообще такое — в китайском понимании.

Нам объясняют, что борьба за эти права началась в 1979 году, с заявления архитектора китайских реформ Дэн Сяопина о необходимости построить общество умеренного процветания. И дальше информируют о том, как вся огромная страна (одна пятая мирового населения) шла к этой цели десятилетие за десятилетием. Еще объясняют, что права человека — это для начала, когда у каждого есть возможность физического выживания; Китай данной цели достиг в прошлом году, официально победив бедность. А также в этой книге говорится о том, как отменяли «перевоспитание трудом», как развивали независимую адвокатуру, как укрепляли возможность исповедовать любые религии, кроме экстремистских культов.

И везде — даты, цифры, рассказывающие, сколько сотен тысяч человек во всей этой работе участвовали. И продираясь через всю эту немыслимую груду фактов, невольно думаешь: а эти самые права человека — жутко скучная штука, тут, оказывается, нужно множеству людей работать десятилетиями, упорно и тяжело. Карнавал с выкрикиванием лозунгов и задиранием полиции, конечно, куда веселее.

Оцените статью
Kaile.RU